Любек (Lübeck)


Город на севере Германии (земля Шлезвиг-Гольштейн), порт на Балтийском море вблизи устья реки Траве. Основан в середине XII века на месте древней славянской крепости «Luibice». В 1226 получил статус вольного имперского города. С XIV до середины XVII века был крупнейшим городом и столицей Ганзейского союза, пока не утратил свое значение после Тридцатилетней войны. В 1815 примкнул к Германскому союзу, в 1867 — к Северо-Германскому союзу, а в 1871 вошел в состав Германской империи.

Город богат средневековыми архитектурными сооружениями, среди которых собор Св. Николая (1173–1230), церкви Св. Марии (1250–1350), Св. Петра (XIII–XVI вв.), Св. Иакова (XIII–XIV вв.); здание Ратуши с биржей (1226–1308); ворота Бургтор (1444) и Хольстентор (1478).

В XVII–XVIII веках Любек был одним из центров северонемецкой органной школы. С 1668 по 1707 органистом местной Мариенкирхе был знаменитый Дитрих Букстехуде. В 1753 в Любеке открылся первый частный театр, при котором с 1799 появилась постоянная музыкально-драматическая труппа.

Чайковский был в Любеке один раз и провел там пять дней — с 30 декабря 1887 / 11 января 1888 по 4/16 января 1888. Он приехал в Любек, чтобы уединиться, отдохнуть после своего дирижерского выступления в Лейпциге и подготовиться к следующим концертам в Гамбурге и Берлине. В письмах из Любека композитор рассказывал об обстоятельствах этой поездки, о том, что чувствовал он себя там «очень приятно» [ЧПСС XIV № 3453: 314] и что «Любек оказался очень порядочным городом» [ЧПСС XIV № 3449: 308].

Приехав в Любек, Чайковский обнаружил, что забыл в поезде чемодан, но вскоре ему его вернули [Дневники: 189]. Здесь композитор много гулял по городу и окрестностям, наслаждаясь «божественной» погодой [Там же], писал письма, читал и учил сочинения, которыми ему предстояло дирижировать. По этому поводу он несколько раз записал в дневнике: «Зубрил варияции (финал Третьей сюиты ор. 55 — Ред.)» [Там же].

В Любеке он встретил Новый 1888 год по старому стилю, что также отметил в своем дневнике и письмах: «Живу я здесь очень приятно, и, несмотря на то что в таком странном месте и полном одиночестве встречал Новый год, — не испытываю даже тоски. Уж больно я нуждался в свободе и в молчании» [ЧПСС XIV № 3453: 315].

Будучи в Любеке, Чайковский получил известие о том, что император Александр III назначил ему пожизненную пенсию в размере 3000 рублей серебром. 2/14 января 1888 он писал об этом Н. Ф. фон Мекк: «Меня это не столько еще обрадовало, сколько глубоко тронуло. В самом деле, нельзя не быть бесконечно благодарным царю, который придает значение не только военной и чиновничьей деятельности, но и артистической» [ЧПСС XIV № 3460: 324].

Чайковский дважды посетил городской театр Любека, о котором писал в письме Н. Д. Кашкину так: «Кто бы мог подумать, что в Любеке прекрасный, освещенный электричеством театр, с железной занавесью на случай пожара, вообще с полным комфортом и безопасностью» [ЧПСС XIV № 3456: 319]. 31 декабря 1887 / 12 января 1888 композитор побывал на спектакле «Отелло» Уильяма Шекспира. В главной роли выступал известный немецкий актер Людвиг Барнай, о котором Чайковский записал в дневнике: «Местами я восхищался его превосходной игрой <…>» [Там же]. Более подробно о своих впечатлениях от спектакля и пьесы Шекспира композитор рассказывал М. И. Чайковскому 1/13 января 1888:

«Приезжал на одну гастроль Барнай. Давали “Отелло”. Он местами удивительно хорош, даже гениален; но какая мучительная пиэса. Уж слишком омерзителен Яго — таких людей не бывает. Обстановка была скверная; Дездемона не бездарна, Яго ужасен; Родриго удивительно симпатичен; а Кассио смешон невероятно» [Там же].

В том же письме Чайковский описывал неприятный случай, который произошел с ним на следующий день — 1/13 января 1888, когда он был в театре на опере Джакомо Мейербера «Африканка». Во время антракта его инкогнито было раскрыто, и он невольно оказался в компании неприятных людей, которые его «потащили пить пиво» [Там же].

Под конец пребывания в Любеке к Чайковскому вновь вернулось чувство тоски по родине, часто преследовавшее его за границей, о чем он также написал М. И. Чайковскому: «Вчера вдруг опять напала на меня тоска по родине, по близким и полное отчаянье. Весь день пьянствовал. Читал “Pierre et Jean”, новый роман Maupassant (роман Г. де Мопассана «Пьер и Жан» — Ред.). В первый раз от мопассановского романа плакал» [Там же: 316].

Уехав из Любека, Чайковский отправился в Гамбург, где у него были запланированы репетиции и концерт в Филармоническом обществе.

Литература: ЧПСС XIV.

Редактор — К. В. Смолкин

Дата обновления: 28.10.2022