Виши (Vichy)

Город-курорт в центральной Франции к юго-востоку от Парижа на берегах реки Алье. Со времен Римской империи известен своими лечебными термальными источниками. В XIX веке, благодаря приездам на воды венценосных посетителей, Виши неоднократно подвергался реконструкции. Так, в 1860-х годах по указу Наполеона III в нем были разбиты пейзажные парки, возведены шале и павильоны, построено казино.

Чайковский был в Виши дважды: с 1/13 по 11/23 июля 1876 года и с 11/23 июня по 3/15 июля 1892 года. Лечение в Виши приносило Чайковскому пользу, но он не любил этот курорт и местность, которая, как ему казалось, была лишена разнообразия и красоты. О необходимости поехать на лечение в Виши он впервые рассказал в письме к брату А. И. Чайковскому от 7/19 мая 1876 года: «Я в последнее время часто прихварываю, и это обстоятельство заставляет меня принять твердое намерение лечиться. Я подробно переговорил с доктором, который находит необходимым мне выдержать курс в Виши. Теперь я адски хлопочу достать деньги на заграничное путешествие и хочу через неделю выехать» [ЧПСС VI № 464: 39−40]. После пребывания в Виши он намеревался в начале августа прибыть на Байрейтские музыкальные торжества.

В Виши Чайковский приехал из Лиона, где гостил у М. И. Чайковского, приехавшего туда по делам своего воспитанника Н. Г. Конради. В письме к К. К. Альбрехту от 2/14 июля на следующий день после приезда он сообщал, что «<...> сегодня уже начал леченье, которое продолжится 21 день <...>» [ЧПС  VI № 477: 50].

Однако необходимость покинуть близких людей и оказаться в одиночестве, приведя его в тяжелое эмоциональное состояние, скорректировала эти планы. Тогда же (2/14 июля) он сообщал М. И. Чайковскому: «Не знаю, что дальше будет, но сегодня меня давит такая ужасная, убийственная тоска, что весьма сомнительно, чтоб я здесь долго остался. Ты не можешь себе представить, какая Виши гадость и до какой степени здесь нет ничего, могущего меня пленить и утешить» [ЧПСС VI № 478: 51]. И хотя бытовые условия его жизни на курорте и самому ему представляются весьма приемлемыми, он заключает: «Не знаю, что будет завтра <...>, но теперь я только живу мыслью, что ты через неделю приедешь, а также решимостью в случае ухудшения в состоянии духа, — уехать в Лион» [Там же: 52].

А. И. Чайковскому в письме от 3/15 июля он сообщает: «<...> треклятый, мерзкий, отвратительный Виши. Здесь соединилось все, чтоб сделать мое пребывание невыносимым. <…> суета, давка из-за каждого стакана воды на источнике, светский характер времяпровождения, совершенное отсутствие красот природы, но главное одиночество, — все это глубоко отравляет мне каждую минуту жизни» [ЧПСС VI № 480: 53].

В другом письме М. И. Чайковскому (3/15 июля) он говорит, что «вчера раз десять плакал» [ЧПСС VI № 481: 54]. Пытался посетить местный театр, но просидел только один акт, сумел достать себе фортепиано, но во всем городке не нашлось нот [Там же]. Чайковским овладевает ненависть к Виши. Однако ванны и питье минеральной воды он принимает исправно, и распорядок его дня таков:

«В 5 1/2 часа меня будит премилая девушка Annette; в 6 я пью первый [sic!] полстакана и сейчас же иду в ванну, которая продолжается около 3/4 часа; потом пью еще два полстакана, гуляя в промежутках; в 8 часов я захожу в кафе и читаю газеты. В 10 часов происходит длинный завтрак. <…> От завтрака до 3-х часов играю, читаю или брожу по парку и захожу в Казино <…>. В 3 часа опять пью воды. В 5 часов опять длинная еда. Потом гуляю, иногда захожу в театр, а в 10 часов аккуратно ложусь. Воды действуют на меня отлично; они теплые с газом» [ЧПСС VI № 484: 57−58].

Последние письма композитора из Виши (к Н. Г. Конради и М. И. Чайковскому) датированы 7/19 июлем 1876 года. Чайковский уехал из Виши, не выдержав целиком курса лечения, и 12/24 июля встретился с братом и его воспитанником в Лионе [ЧПСС VI № 486: 59‒61].

Второй раз в Виши Чайковский приехал в июне 1892 года с племянником Владимиром Львовичем Давыдовым с целью лечения у обоих хронического «катара желудка» (в современной медицинской терминологии — гастрита). Подготовка к путешествию была осложнена рядом обстоятельств. Отъезд планировался на 31 мая после окончания экзаменов в Училище правоведения. На курорт они собирались отправиться втроем с другом Давыдова, двоюродным племянником Чайковского Александром Николаевичем Литке. Его не отпустила мать, о чем Чайковский очень сожалел [см. его письмо к Н. Г. Конради из Клина от 20 мая / 1 июня 1892 года; ЧПСС XVI-Б № 4692: 96]. В свою очередь желание присоединиться к ним четы Анатолия Ильича и Прасковьи Владимировны Чайковских значительно омрачило радость от будущей совместной поездки. П. И. Чайковский писал М. И. Чайковскому 31 мая / 12 июня 1892:

«Боб [В. Л. Давыдов] кончил экзамены благополучно, и все было бы прекрасно, если бы не случилось, что здесь теперь Толя с Паней. <...> Генеральша [П. В. Чайковская], невзирая на отвратительное нравственное состояние Толи, едет с нами в Виши. Я этим очень недоволен, Боб чуть не в отчаянии.

И в самом деле, это нам и неудобно и во всех отношениях отравило ту ничтожную часть удовольствия, которое и Боб, и я испытывали от предстоящей поездки. Она страшно стеснит нас во всех отношениях» [ЧПСС XVI-Б № 4701: 108].

Его впечатления от Виши по приезде не изменились, о чем он сам и сообщал в письме к брату Модесту: «Виши мне так же отвратительно [sic!], как и 16 лет тому назад, — но думаю, что воды будут мне полезны, а главное, убежден, что они Бобу принесут много пользы» [ЧПСС XVI-Б № 4710: 114].

Чайковский настолько верил в целебные свойства минеральной воды Виши, что приобрел в Петербурге в аптеке Э. Брезинского пастилки из экстракта этой воды, сохранив даже коробочку от них, которая ныне находится в Музее-заповеднике в Клину (ГМЗЧ. в2. № 49. КП 27985/78).

Литература:  ЧПСС VI, XVI-Б.

Архивные материалы: ГМЗЧ. в2. № 49. КП 27985/78.

См. также: Байрейт, Лион

Редактор — М. Г. Раку

Дата обновления: 16.01.2021