«Привет Антону Григорьевичу Рубинштейну»

Для смешанного хора a cappella.
Слова Я. П. Полонского.
C-dur. Б/о. ЧС 72. Allegro moderato, 3/4 [92 т.].
Состав: Хор смешанный.
Время и место создания: 20–30 сентября / 2–12 октября 1889, Санкт-Петербург; датируется на основании письма Чайковского к Н. Ф. фон Мекк [ЧПСС XV-A № 3947: 190].
Первое исполнение: 18/30 ноября 1889, Санкт-Петербург, Большой зал Дворянского собрания, торжественный акт в честь 50-летия артистической деятельности А. Г. Рубинштейна. Исполнители: хор учениц и учеников Санкт-Петербургской консерватории под управлением автора.
Первое издание: М.: П. Юргенсон, 1889.



1. История создания

2. Характеристика сочинения

3. Прижизненное исполнение и отзывы рецензентов

Источники


1. История создания

Создание хора «Привет Антону Григорьевичу Рубинштейну» стало одним из приношений Чайковского к 50-летию артистической деятельности своего учителя, широко отмечавшемуся в России в ноябре 1889. Центром торжеств стал С.-Петербург, где юбилей музыканта праздновался в течение шести дней, с 17 по 22 ноября / с 29 ноября по 4 декабря [Баренбойм 1962: 242–243]. Помимо хора, по этому поводу Чайковский сочинил «Impromptu» («Экспромт») As-dur для фортепиано (ЧС 184). Пьеса была включена в альбом произведений бывших учеников Петербургской консерватории для подарка юбиляру. Кроме того, Чайковский продирижировал двумя концертами из сочинений А. Г. Рубинштейна, состоявшимися 19 ноября / 1 декабря и 20 ноября / 2 декабря.

Масштабные торжества готовились, начиная с середины мая 1889. 16/28 мая состоялось первое заседание «Высочайше учрежденного Распорядительного комитета по устройству чествования 50-летнего юбилея А. Г. Рубинштейна», которым руководил герцог Г. Г. Мекленбург-Стрелицкий. Письмом от того же числа соученик Чайковского по Училищу правоведения, юрист и музыкально-общественный деятель Август Антонович Герке пригласил композитора принять участие в заседании этого комитета. Текст подписанного им циркулярного письма Герке дополнил постскриптумом: «P. S. Дорогой друг, непременно будь: приглашены Л. С. Ауэр, Э. Ф. Направник, Г. П. Кондратьев, А. Р. Бернгард и Н. А. Римский-Корсаков, но многих уже нет в С[анкт]-П[етер]бурге» (ГМЗЧ. a4. № 565). Чайковский принял это приглашение. В дневниковой записи от 16/28 мая он отметил: «Заседание Рубинштейновского комитета в Мих[айловском] Дворце. Сидели до 11½ часов» [Дневники: 240].

В следующий раз тема подготовки юбилейных торжеств возникает в переписке Чайковского в начале августа. Наряду с прочими вопросами, в письме от 1/13 августа А. А. Герке коснулся и сочинения хора:

«Я просил Полонского написать 8–12 стихов для хора, тобою обещанного, но Полонский уехал, больной, на Волгу и предполагал, если успеет, летом подготовить стихи, просил, однако, на всякий случай сообщить тебе стихи, ранее написанные им в альбом Антону Григорьевичу. Посылаю тебе эти стихи.
<…>
Удобны ли стихи Полонского для переложения на хор? Не попросить ли А. Майкова о стихах для хора? Или Плещеева?» (ГМЗЧ. а4. № 566).

Упомянутые в письме стихи Я. П. Полонского в альбом А. Г. Рубинштейну в настоящее время неизвестны. Обращение членов Комитета с просьбой сочинить стихи для хора по случаю рубинштейновских торжеств именно к Полонскому закономерно. Поэта и композитора связывали давняя дружба и творческое сотрудничество: на слова Я. П. Полонского А. Г. Рубинштейн написал кантату «Утро» для мужского хора с оркестром (1866) и ряд романсов. В свою очередь, Чайковский также имел опыт работы со стихами поэта. Полонскому принадлежит либретто оперы «Кузнец Вакула» (1874), слова «Кантаты к Политехнической выставке» (1872) и трех недавно написанных на тот момент романсов из сборника «Двенадцать романсов и песен» op. 60 (1886).

Стихи, направленные Герке, по-видимому, не подошли Чайковскому. Ответ композитора на это письмо неизвестен, но о поиске других возможных авторов слов для хора и ожидании стихов Полонского говорилось в следующих обращениях Герке:

12/24 августа 1889 года
«Похлопочу о тексте для хора тебе; попросили (попросим?) Майкова, Полонского, Плещеева, и еще кое-кого» (ГМЗЧ. a4. № 567).

7/19 сентября 1889 года
«Дорогой Петр Ильич,
Я был у Як[ова] Петр[овича] Полонского; он за лето не написал ничего для текста юбилейного хора А. Г. Рубинштейна, но хочет написать теперь же и просит, чтобы ты, когда будешь здесь, зашел бы к нему (угол Знаменской и Бассейной, по Знаменской д. 22) или написал бы ему твои желания о размере стихов и о содержании текста, в общих чертах. Дружок, если не будешь 11-го у нас, хотя тебя просил уже (ибо 11-го, в 8 ч[асов] вечера заседание Юбилейного Комитета у Герцога), то напиши Полонскому прямо или через меня» (ГМЗЧ. а4. № 570).

В заседании Комитета 11/23 сентября Чайковский участвовать не смог, о чем предупредил Г. Г. Мекленбург-Стрелицкого письмом от 8/20 сентября [ЧПСС XV-А № 3930: 177–178]. В том же письме композитор сообщил о намерении в скором времени приехать в С.-Петербург и готовности принять участие в работе Комитета. Чайковский находился в столице с 20 по 30 сентября / со 2 по 12 октября. Именно этим временным интервалом может быть датировано создание хора к рубинштейновским торжествам. В письме к Н. Ф. фон Мекк от 2/14 октября, рассказывая о пребывании в С.-Петербурге, среди прочего Чайковский упомянул и эту свою работу:

«На следующий день я уехал в Петербург, где прожил 10 дней и чрезвычайно утомился. Мне пришлось присутствовать на нескольких репетициях моего балета («Спящая красавица» — С. П., А. К.), на нескольких заседаниях Комитета, устраивающего юбилейные празднества в честь Рубинштейна, и кроме всего этого, написать для этих же юбилейных торжеств два сочинения» [ЧПСС XV-А № 3947: 190].

Созданию хора, очевидно, предшествовала встреча и обсуждение будущего произведения с Я. П. Полонским. Известен автограф стихов хора, в котором Чайковский сделал набросок первых четырех тактов (РИИИ. Ф. 69. Оп. 1. № 12; опубликован в виде факсимиле: [Копытова 1998: 18–19]). Автограф хоровой партитуры не обнаружен, сведения о нем отсутствуют. Известна рукописная копия партитуры, содержащая пометы А. А. Герке, сделанные по указанию композитора (ОР НМБ СПбГК. № 2123). О работе с этой копией А. А. Герке писал Чайковскому 4/16 октября, сообщая о подготовке сочинения к исполнению:

«Дорогой Петр Ильич!
Я получил сегодня твое письмо и распорядился об означении указанных тобою отметок на партитуре и хоровых партиях (meno mosso, quasi andante). — Хоры будут разучивать в Консерватории; я передал партитуру хоровую И[сполняющему] д[олжность] Инспектора Консерватории Вас[илию] Максим[овичу] Самусь [sic] для дальнейших распоряжений.
<…>
Напиши мне, дружок, не поручить ли П. И. Юргенсону напечатание твоего приветственного хора в партитуре и партиях? Может быть, в день юбилея в разных уголках России пожелают его пропеть? Может быть, можно бы чистую прибыль за расходами обратить в фонд А. Г. Рубинштейну или по иному твоему назначению?
Я для себя сделал переложение хора этого на фортепиано и восхищаюсь твоим хором» (ГМЗЧ. a4. № 571).

В свою очередь, Чайковский в письме к Я. П. Полонскому в тот же день сообщил о месте и обстоятельствах первого исполнения сочинения:

«Наш музыкальный привет будет исполнен не на концерте, а на торжественном акте в зале Дворянского собрания, куда, конечно, Вы получите приглашение» [ЧПСС XV-А № 3950: 193].

8/20 октября в журнале «Баян» была опубликована программа празднования юбилея А. Г. Рубинштейна, в которой было анонсировано исполнение хора Чайковского: «18-го ноября, суббота, 2 часа дня, торжественный акт в зале Дворянского собрания, прием депутаций и поздравлений; во время акта [будут исполнены] торжественный марш А. С. Аренского, приветственный хор П. И. Чайковского, на текст Я. П. Полонского, кантата для хора и оркестра одного из бывших учеников консерватории» [Баян 1889/1: 206]. При публикации программы торжества в выпуске того же журнала от 29 октября / 10 ноября было добавлено: «В вокальном исполнении примут участие ученики и ученицы консерватории» [Баян 1889/2: 231].

Чайковский поддержал мысль А. А. Герке об издании хора. Цензурное разрешение на публикацию было получено 4/16 ноября. 2/14 ноября П. И. Юргенсон направил Чайковскому на корректуру оттиски будущего издания, а 6/18 ноября подтвердил получение согласия композитора на печать:

«Милый друг Петр Ильич,
Я получил твою депешу и корректуру. Спасибо.
От Герке же не получил на запрос ответа, сколько им нужно голосов? Дабы не задерживать, буду печатать и вышлю по 50 каждого голоса и 100 партитур. Если больше нужно, то пусть дадут депешу, и на другой день вышлю» [ЧЮ 2 № 858: 218].

Тираж партитуры и голосов хора был вскоре отпечатан.

2. Характеристика сочинения

Наиболее близким жанровым прообразом хора «Привет Антону Григорьевичу Рубинштейну» является приветственный панегирический кант. Музыка сочинения создает возбужденно-праздничную атмосферу ликования по случаю чествования уважаемого художника, заслуги которого признаны во всем мире. Вместе с тем, основной образ восторга и прославления получает в хоре разнообразные оттенки, импульсом чего является поэтический текст.

Стихотворение Я. П. Полонского состоит из трех строф. Темой первой строфы является торжественное приветствие А. Г. Рубинштейна, второй — воспевание его всемирного значения, третьей — признание громадного художественного вклада юбиляра. Текст содержит хвалебные эпитеты в адрес музыканта и его деятельности: «светлый гений», «святых и чистых упоений», «дары твоей божественной игры», «нес народам гром восторга».

Контурам поэтической формы в сочинении соответствуют контуры формы музыкальной. Хор написан в форме малого рондо, включающего главную тему в C-dur (т. 1–18), уводящий ход (т. 19–36), побочную тему в G-dur (poco meno mosso), перерастающую в возвратный ход (т. 37–61), точную репризу (т. 61–78) и небольшое заключение (т. 78–92). Каждому крупному разделу соответствует поэтическая строфа: в главной теме, репризе и заключении использована первая строфа стихотворения, в ходе — вторая, в побочной теме и возвратном ходе — третья.

В печатном издании партитуры указано, что партии двух верхних голосов должны исполняться дискантами и альтами, но уже при первом исполнении это требование соблюдено не было (см. далее). В документах, запечатлевших историю сочинения хора, выбор Чайковским именно такого состава не освещен.

Выраженная в тексте первой строфы непосредственность приветствия выдающегося артиста передана в музыке при помощи кратких имитаций, создающих эффект пения «наперебой», смен характера движения (от ровных восьмых к ритмам мазурки и шествия) и фактуры (начальные имитации переходят в аккордовые последовательности).

Следующий затем раздел, в котором воспевается всемирное признание А. Г. Рубинштейна, построен на обновленном тематическом материале, готовящем побочную тему. В отношении характера движения он представляет большее единообразие, однако гармоническое развитие, длительное пребывание в e-moll (т. 26–32), обостренное предельной динамикой (fff, использованием высокого регистра, divisi голосов и скандированием текста сообщает звучанию открыто драматический характер. В это время в тексте возникает сравнение артиста со «звездой», которая «для всех» «горит в эфире». Мелодические обороты в т. 28–31 интонационно предвосхищают реплики Лизы из второй картины «Пиковой дамы» (на словах «Она мрачна, как ты, она, как взор очей печальный» и «Прекрасен он, в его глазах огонь палящей страсти»).

Глубокий контраст напряженному звучанию хода представляет побочная тема. Впервые в сочинении в ней использована динамика (p, замедлен темп (poco meno mosso), тесситура ограничена средней частью диапазона голосов. Мелодический рисунок лишен выраженной характерности и ориентирован, скорее, на общие формы движения, однако в следующем затем ходе возвращаются яркие звучания, близкие предыдущему развивающему разделу (акцентирование тональности e-moll, использование (fff, декламационный характер хоровых партий).

Репризное проведение главной темы, в точности повторяющее экспозиционное, сменяется небольшим заключением, близким побочной теме. В этом разделе ещё более замедлен темп (meno mosso, quasi andante), постепенно (от f к p) ослабевает динамика, декламационным возгласам главной темы контрапунктируют нисходящие гаммообразные мотивы, напоминающие тематизм побочной.

В масштабе миниатюры Чайковский создал сложное, образно многоплановое сочинение, вполне подходящее к торжественному поводу, по которому оно было написано, но также представляющее самостоятельный интерес и значение как образец творчества Чайковского последних лет его жизни.

3. Прижизненное исполнение и отзывы рецензентов

Как и предполагалось, хор «Привет Антону Григорьевичу Рубинштейну» был исполнен 18/30 ноября 1889 в Большом зале Дворянского собрания в С.-Петербурге на торжественном акте в честь 50-летия артистической деятельности музыканта. Сочинение спел хор учеников и учениц Петербургской консерватории под управлением автора [Артист 1889: 189]. Помимо хора Чайковского, в программу входили еще два произведения, специально созданные к празднованию юбилея А. Г. Рубинштейна: акт открывался торжественным маршем А. С. Аренского «18 ноября 1889 года» для оркестра (дирижировал автор), а в его завершении звучала Приветственная кантата для хора и оркестра К. К. фон Баха (выпускника Петербургской консерватории 1888 года) на слова П. И. Вейнберга. Хор Чайковского исполнялся после приветствий от городских властей С.-Петербурга и Петергофа и предварял большой блок выступлений представителей различных организаций и учреждений.

В большинстве газетных репортажей о торжественном акте факт исполнения нового сочинения композитора просто упомянут и предметом специального освещения не стал. Корреспонденты не высказали собственные оценки хора. Из некоторых сообщений известно, что произведение имело горячий прием у публики:

«Затем приветствовал юбиляра петергоф[ский] гор[одской] голова, после чего был исполнен приветственный хор (a capella [sic]), соч[инение] П. И. Чайковского. Появившийся у дирижерского пюпитра знаменитый ученик основанной юбиляром с[анкт]п[етер]б[ургской] консерватории был приветствован громом аплодисментов. Хор на приводимые ниже слова Я. П. Полонского был отлично исполнен оркестром и хором и вызвал живейшее одобрение [Новости и Биржевая газета 1889: 2]. (Упоминание оркестра в связи с хором Чайковского представляется очевидной ошибкой — С. П.).

«Затем последовало музыкальное приветствие юбиляру в виде небольшого хора (á capella) [sic] на слова Я. П. Полонского, сочинения П. И. Чайковского, — друга и ученика юбиляра: этот хор прекрасно гармонировал со словами и видимо понравился публике, юбиляр же со своей стороны дружеским рукопожатием поблагодарил автора за его посвящение» [Баян 1889/3: 261–262].

«<…> на эстраде за дирижерским пультом появился П. И. Чайковский и был встречен громкими рукоплесканиями всей залы. Под его управлением [был] исполнен написанный им к этому дню приветственный хор на слова Я. П. Полонского. Этот хор a capella [sic], исполненный учениками и ученицами консерватории, вызвал шумные одобрения, в которых принял участие и сам юбиляр» [Артист 1889: 189].

При жизни Чайковского хор «Привет Антону Григорьевичу Рубинштейну» более не звучал. Исполнение его на торжественном акте 18/30 ноября 1889 года осталось единственным.

Источники

Авторские рукописи и авторизованные источники: Набросок главной темы хора на двойном листе с автографом поэтического текста Я. П. Полонского (РИИИ. Ф. 69. Оп. 1. № 12).

Прижизненные копии: Рукописная копия партитуры хора с пометами А. А. Герке (ОР НМБ СПбГК. № 2123).

Прижизненные издания: партитура — М.: П. Юргенсон, [1889]; хоровые партии — М.: П. Юргенсон, [1889].

Публикация в Полном собрании сочинений: партитура — ЧПСС 43, редакция И. И. Шишова и Н. М. Шеманина (1941).

Литература: ЖЧ III; Дневники; ЧПСС XV-A; ЧЮ 2; Домбаев. С. 285; МНЧ. С. 357–358; Тематико-библиографический указатель. С. 446–447; <Б. п.> Русская хроника // Баян. 1889. № 25. 8 октября. С. 206; <Б. п.> Русская хроника // Баян. 1889. № 28. 29 октября. С. 231; <Б. п.> Юбилейный акт в честь А. Г. Рубинштейна // Новости и Биржевая газета. 1889. № 319. 19 ноября. С. 2; <Б. п.> Юбилейный акт в честь А. Г. Рубинштейна // Санкт-Петербургские ведомости. 1889. № 318. 19 ноября. С. 2; <Б. п.> Юбилей А. Г. Рубинштейна // Баян. 1889. № 32–33. 26 ноября. С. 261–262; <Б. п.> Пятидесятилетний юбилей А. Г. Рубинштейна // Артист. 1889. Книга 4, декабрь. С. 189; Баренбойм Л. А. Антон Григорьевич Рубинштейн. В 2-х т. Т. II. Л.: Музгиз, 1962. С. 242–243; Пономарьков И. П. Хоровое творчество П. И. Чайковского // Русская хоровая литература. Очерки. Вып. 2 / Под ред. С. В. Попова. М.: Музыка, 1969. С. 109–148; Крылов А. И. О хорах a cappella Чайковского // Хоровое искусство. Вып. 3. Л.: Музыка, 1977. С. 121; Сквирская Т. З. Автографы П. И. Чайковского в Отделе рукописей Петербургской консерватории // ПМА 1 (1997). С. 120; Копытова Г. В. Неизвестный автограф П. И. Чайковского // Из фондов Кабинета рукописей: Публикации и обзоры. СПб.: РИИИ, 1998. С. 15–22; Левандо П. П. К вопросу о «духовном» и «светском» в хоровой музыке П. Чайковского // П. И. Чайковский. Наследие / Ред. З. М. Гусейнова, ред.-сост. Е. В. Титова, В. В. Шахов. СПб.: ИТФ СПбГК, 2000. Вып. 1. С. 106; Тихонова И. Е. Черта хорового письма П. И. Чайковского (на примере светских хоров a cappella) // П. И. Чайковский. Наследие / Ред. З. М. Гусейнова, ред.-сост. Е. В. Титова, В. В. Шахов. СПб.: ИТФ СПбГК, 2000. Вып. 1. С. 115, 119, 122, 129, 135; Сабадышина Е. М. Русское хоровое общество в истории отечественной музыкальной культуры. Дисс. … канд. иск. М.: ГИИ, 2009. Т. I. С. 166; Т. II. Прил. 9. Общий репертуар РХО в период с 1894 по 1914 годы. С. 38; Сабадышина Е. М. Русское хоровое общество. М.: Аграф, 2016. С. 159.

Архивные документы, упоминаемые в статье: Письма А. А. Герке к Чайковскому от 16/28 мая, 1/13, 12/14 августа, 7/19 сентября, 4/16 октября 1889 года (ГМЗЧ. a4. № 565–567, 570–571. КП 27998/633–635, 638–639).

Редактор — А. В. Комаров

Дата обновления: 25.10.2022