Альтáни Ипполит Карлович

15/27 мая 1846, Екатеринославская губ. — 17 февраля 1919, Москва.

Дирижер, хормейстер, скрипач, композитор, педагог, друг и соученик Чайковского по Петербургской консерватории, дирижировал многими его сочинениями.

Родился на Украине в музыкальной семье. В то время его отец руководил оркестром одного из местных помещиков по фамилии Бразвиль; впоследствии он посвятил себя военному капельмейстерству и педагогике. Музыкальное дарование Альтани проявилось рано. Его музыкальные занятия начались под руководством отца с пяти лет; уже с восьми он выступал как солист-скрипач. Из прижизненных публикаций биографий можно почерпнуть сведения о том, что еще мальчиком он гастролировал вместе со своей сестрой-пианисткой, и в журналах 1850-х — начала 1860-х годов встречались «очень даже лестные отзывы» об игре юных музыкантов [РМГ 1902: 963]. Альтани поступил в числе первых в Петербургскую консерваторию, где весьма успешно учился по классу скрипки у Г. Венявского, который, в свою очередь, посылал ученика в свободное время играть в оркестре Большого театра в Петербурге под руководством К. Н. Лядова. Именно тогда, как утверждали биографы, у Альтани угас интерес к карьере скрипача, и родилась мысль посвятить себя профессии дирижера. С этой целью он по совету А. Г. Рубинштейна начал изучать теоретические предметы. Судя по воспоминаниям, Альтани тогда «превосходно импровизировал на фортепиано, сочинял мелкие пьески, и Рубинштейн был ими очень доволен» [там же]. Не без успеха он вставал за пульт консерваторского оркестра. Закончил Альтани консерваторию в 1866-м, на год позже Чайковского, так же пройдя курс теории композиции у Н. И. Зарембы и инструментовки у А. Г. Рубинштейна. По состоянию здоровья он был вынужден уехать из Петербурга на юг, и вскоре ему предложили место капельмейстера в Киеве, где в 1867–1873 он служил вторым дирижером и хормейстером только что созданной русской оперной труппы Ф. Бергера, а с 1874 — главным дирижером в труппе антрепренера И. Я. Сетова. Он был также постоянным дирижером симфонических концертов Киевского отделения ИРМО и членом дирекции ИРМО; преподавал теоретические предметы в Киевском музыкальном училище. За 15 лет работы в Киеве Альтани приобрел большой практический опыт, здесь созрел и развернулся его дирижерский талант, высоко оцененный Чайковским при постановке в 1874 в Киеве его оперы «Опричник». Композитор писал: «Итак, я провел несколько дней в Киеве и познакомился с тамошней оперой <…>. Оркестром управляет один из лучших учеников, выпущенных Петербургской консерваторией во времена А. Рубинштейна, г. Альтани» [ЧПСС II: 219–220].

В 1882 Альтани был приглашен в Москву в Большой театр в качестве главного дирижера и заведующего делами оркестра и занимал эти посты до 1906. В годы службы главным дирижером Большого театра под его управлением шло большинство премьер и возобновлений опер, в том числе: «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила» М. И. Глинки, «Добрыня Никитич» А. Т. Гречанинова, «Анджело» Ц. А. Кюи, «Борис Годунов» М. П. Мусоргского, «Федул с детьми» В. А. Пашкевича и В. Мартин-и-Солера, «Алеко» С. В. Рахманинова, «Боярыня Вера Шелога», «Псковитянка» и «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова, «Вражья сила» и «Юдифь» А. Н. Серова, «Иоланта», «Мазепа», «Опричник», «Пиковая дама» и «Чародейка» Чайковского; «Кармен» Ж. Бизе, «Мефистофель» А. Бойто, «Зигфрид», «Лоэнгрин» и «Тангейзер» Р. Вагнера, «Волшебный стрелок» К. М. Вебера, «Аида», «Бал-маскарад», «Отелло» и «Трубадур» Д. Верди, «Лакме» Л. Делиба, «Жидовка» Ж.-Ф. Галеви, «Ромео и Джульетта» Ш. Гуно, «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти, «Африканка», «Гугеноты», «Пророк» и «Роберт-дьявол» Д. Мейербера, «Волшебная флейта» и «Дон Жуан» В. А. Моцарта, «Вильгельм Телль» и «Севильский цирюльник» Дж. Россини и др. Особенно много Альтани сделал для утверждения на сцене Большого театра сочинений русских композиторов. В 1882 году он участвовал в качестве эксперта по музыкальному отделу Всероссийской художественно-промышленной выставки в Москве. Тогда же он энергично включился в процесс проведения нового «Устава службы в русской опере» [РМГ 1902: 964], что вызывало недоброжелательное отношение театрального коллектива.

Альтани принимал участие в музыкальных торжествах в Смоленске, посвященных установке памятника М. И. Глинке (1885). Известна его активная роль в организации Убежища для престарелых артистов в Петербурге. В 1896 Альтани руководил музыкальными торжествами в честь коронации Николая II в Москве. Тогда в Грановитой палате московского Кремля он продирижировал кантатой Чайковского «Москва». Альтани «дирижировал в день священного коронования Их Величеств в Грановитой палате кантатою П. Чайковского, а 8/20 мая 1896 г. — перед Петербургским дворцом, после чего удостоился получить жетон из рук Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны» [ЕИТ 1909: 144–145].

Рецензенты всегда отмечали академический характер манеры Альтани-дирижера, уравновешенность и сдержанность в приемах, точность и тщательность в исполнении авторских указаний. Он не терпел произвольных толкований исполняемых сочинений, не разрешая этого никому, ни на сцене, ни в оркестре. Руководимый им оркестр Большого театра отличали чистота интонации и ритмическая точность. Его биограф писал: «Плавный, ясный, полный уверенности и пластического изящества взмах капельмейстерской палочки г. Альтани, показывание им всех вступлений, умение не растеряться, — все это незаменимая находка для исполнителя» [РМГ 1902: 965]. Современники высоко оценивали деятельность дирижера. По случаю 25-летнего юбилея Петербургской консерватории в 1887 он был избран ее Почетным членом, в 1895 получил почетный диплом Французской академии изящных искусств.

В 1906 Альтани по состоянию здоровья был вынужден покинуть службу и оставить Большой театр. В его прощальный бенефис 1 ноября 1906 шел «Евгений Онегин» Чайковского, но присутствовать на спектакле он не смог. В этот вечер пели Ф. И. Шаляпин, А. В. Нежданова, Л. В. Собинов, М. А. Дейша-Сионицкая.

Знакомство Чайковского с Альтани относится к годам их совместной учебы в Петербургской консерватории. Позже дирижер, под управлением которого проходили почти все концерты киевского отделения ИРМО, первым познакомил киевлян, кроме упомянутой оперы «Опричник» (1874), с музыкой к «Снегурочке» (1875) и «Бурей» (1878). Газета «Киевлянин» (22 апреля / 4 мая 1875) писала: «Исполнялась “Снегурочка” оперным оркестром и хором, значительно усиленным отчасти любителями, отчасти учениками музыкальной школы. <…> Хор и оркестр исполняли своей дело так твердо, так уверенно и смело, что приходилось только удивляться неутомимости и таланту г. Альтани, который в столь краткое время мог добиться такого стройного и роскошного исполнения силами, наполовину состоявшими из любителей <…>. “Снегурочка” принадлежит к числу музыкальных произведений, замечательных по необыкновенной легкости фактуры, по простоте, свежести и красоте мыслей, нежной инструментовке» [Зинькевич 2003: 196].

Под управлением Альтани состоялись московские премьеры опер Чайковского «Мазепа», «Пиковая дама», «Иоланта», в концертах прозвучали также музыка к «Снегурочке», «Элегия памяти И. В. Самарина», Торжественная увертюра «1812 год», Концерт для скрипки с оркестром (солист А. Д. Бродский). С именем Альтани связано начало систематической дирижерской деятельности Чайковского. Сам композитор рассказал об этом так: «До сорока шести лет я полагал себя совершенно неспособным дирижировать оркестром. Моя боязнь дирижерского пульта была столь очевидной, что я не мог думать об этом без страха и дрожи. Дважды до этого я пытался махать дирижерской палочкой с эстрады, и оба раза покрыл себя позором. Три года назад, как раз во время подготовки к исполнению моей оперы [“Черевички”] заболел капельмейстер Московской императорской оперы [Ипполит] Альтани; и так как казалось, что его болезнь потребует нескольких месяцев лечения, мне пришла мысль отважиться на еще одну последнюю попытку, дабы одолеть мою чрезмерную робость и самому дирижировать репетициями и исполнением. Я сделал предложение театральному руководству, которое с радостью его приняло, и, хотя ко времени исполнения моей оперы Альтани был снова здоров, я продолжал дирижировать репетициями и, благодаря поощрению и руководству того же самого Альтани, на этот раз я вышел победителем из страшившего меня предприятия» [Альманах 2 2003: 307–308]. В другом рассказе об этом событии Чайковский сообщил важные подробности и уточнил детали. Болезнь Альтани случилась в сезон 1885–1886. Хотя с декабря 1885 все ожидали его выхода, он все-таки не смог принять на себя подготовку нового спектакля. Тогда Н. С. Кленовский, воспитанник Московской консерватории вызвался его заменить, чтобы не переносить премьеру оперы Чайковского «Черевички» на следующий сезон. Композитор отказался принять предложение Кленовского и пояснил свое решение так: «Высоко ценя многолетнее дружеское сочувствие к моей композиторской деятельности со стороны И. К. Альтани и дорожа до чрезвычайности талантливостью и опытностью его, я безусловно отклонил предложение молодого деятеля, пожелавшего заменить на капельмейстерской трибуне моего почтенного друга» [ЧПСС II: 334]. В этой ситуации у Чайковского и возникла мысль самому встать за дирижерский пульт. Друзья и сам Альтани поддержали его, но «Черевички» все-таки перенесли на следующий сезон. Не смотря на то, что к этому времени дирижер был уже совершенно здоров, и он сам, и дирекция театра, и московские друзья Чайковского с «горячим сочувствием» уговаривали его встать за дирижерский пульт [там же, 334]. В декабре того же, 1886-го, Чайковский взял у Альтани несколько уроков дирижирования, о чем свидетельствовали записи в дневнике: «Ожидание Альтани. Урок дирижирования»; «Вставши ждал Альтани. Он как водится опоздал. Но этот милый человек дал мне превосходный урок дирижирования» [Дневники: 117]. Там же довольно часто встречается запись: «У Альтани». Во время репетиций «Черевичек» в Большом театре Чайковский писал о возникших недоразумениях с Корсовым и Альтани [там же, 121–128].

Мнение Чайковского об Альтани как о руководителе труппы было гораздо более сдержанным. Когда в 1890 году из московской труппы Русской оперы уволили певца А. П. Антоновского, композитор, заступаясь за последнего в письме к И. А. Всеволожскому 18/30 августа 1890, высказался так:«<…> Я считаю его [Альтани] очень слабым и уступчивым в управлении [труппой]; если он решительно высказался против Антоновского, то поступил так под влиянием кого-то более сильного и энергичного, чем сам» [ЧПСС XV-Б № 4198: 242−243].

Чайковский и Альтани состояли в переписке в 1884–1891 годы. Сохранилось 8 писем Чайковского (РНММ. Ф. 88. № 178; Ф. 7. № 54−58; ГМЗЧ. а3. № 2886. КП 22431) и 4 письма (ГМЗЧ. а4. № 67−70. КП 27998/126−129) и 2 визитные карточки Альтани (ГМЗЧ. а4. № 71. КП 10860; а15. № 176/1. КП 19759). Основное содержание корреспонденции Альтани — это просьбы дирижера к композитору посетить репетиции его опер в Большом театре, а также связанные с управляющим московской конторой Императорских театров П. М. Пчельниковым переговоры по поводу выбора исполнителей для премьеры «Пиковой дамы» в Москве. Будучи приверженцем точного выполнения авторских указаний в тексте музыкального сочинения, Альтани также просил Чайковского сообщить ему, что именно он намерен сократить в опере, так как, очевидно, уже был наслышан об авторских купюрах и изменениях при постановке «Пиковой дамы» в Мариинском театре в Петербурге.

Письма Чайковского к Альтани — всегда дружеские и доверительные по тону, что отражает характер их отношений. Так, после премьеры оперы «Мазепа» в московском Большом театре Чайковский писал Альтани (4/16 февраля 1884): «Милый, дорогой друг! Я устал от перенесенных волнений до такой степени, что чувствую себя сумасшедшим. Не нахожу другого исхода, как уехать сегодня же за границу. Спасибо тебе, милый, дорогой Ипполит, за все, что ты для меня сделал. Передай всем артистам мою бесконечную благодарность. Я глубоко, невыразимо глубоко тронут их сочувствием. Прощай голубчик, до свиданья. Твой преданный и благодарный друг» [ЧПСС XII № 2420: 306].

Чайковский нередко обращался к Альтани с просьбой помочь молодым музыкантам. Так, в 1889-м он просил дирижера взять в помощники выпускника Петербургской консерватории М. М. Тушмалова, под управлением которого состоялся ученический спектакль в Москве (опера «Опричник»), где композитор присутствовал [18/30 июня 1889. ЧПСС XV-A № 3879: 133]. В другом письме он просил о содействии в постановке на сцене Большого театра оперы М. М. Ипполитова-Иванова «Руфь». (Опера не была поставлена.) Именно Альтани помог самому Чайковскому в принятии на московскую сцену его оперы «Черевички», после чего композитор отправил совершенно растроганное послание: «Пользуюсь этим случаем, чтобы еще раз поблагодарить, мой милый друг за неоценимую дружескую услугу, которую ты оказал мне, выхлопотавши постановку “Черевичек”. Я бы был теперь очень несчастлив, если бы случилось иначе» [3/15 мая 1885. ЧПСС XIII № 2704: 82].

На протяжении всей жизни Альтани оставался преданным творчеству Чайковского. В частности, будучи одним из первых исполнителей-дирижеров оперы «Опричник», он стремился сохранить ее в репертуаре Большого театра, не смотря на то, что сам автор не оставлял мысли о ее переработке. В 1884 Чайковский писал Альтани: «Это с моей стороны не ложная скромность, а глубокое убеждение в том, что в настоящем виде своем “Опричник” не стоит того, чтобы императорская сцена тратила на него свое время. Я собираюсь переделать его совершенно, и когда это будет исполнено, очень буду рад и счастлив, если его возобновят. Во всяком случае, я очень тронут тем, что ты вспомнил о моей первой опере и хотел воскресить ее» [28 апреля / 10 мая 1884. ЧПСС XII № 2479: 364]. Свое намерение композитор не осуществил. Но Альтани после смерти Чайковского в 1899 году все-таки возобновил оперу «Опричник» на сцене Большого театра в Москве.

Источники

Литература: Дневники;ЧПСС II, XII, XIII, XV-А, XV-Б; [Ларош Г.] И. К. Альтани. Биографический набросок // РМГ. 1902. № 41. (13 октября). С. 961–966 (Подпись Л.); [Б. п.] Ипполит Карлович Альтани (по поводу 25-летия его дирижерской деятельности) // ЕИТ. 1909. Вып. VI–VII. Юбилеи. С. 143–145; Соколов Н. Капельмейстер русской оперы // Советская музыка. 1971. № 11. С. 158–160; Зинькевич Е. Концерт и парк на Крутояре… Київ: Дух i Лiтера, 2003. С. 196–197; Чайковский П. И. [Автобиография] / Публикация и перевод с немецкого А. Н. Познанского // П. И. Чайковский. Забытое и новое. Вып. 2. М.: ГДМЧ, 2003. С. 307–310.

Архивные материалы: РНММ. Ф. 7. (Альтани И. К.); Письмо П. И. Чайковского И. К. Альтани // РНММ. Ф. 88. № 178. КП 3058/44; Письма П. И. Чайковского И. К. Альтани // Ф. 7. № 54-58. КП 1725/54-58; Письмо П. И. Чайковского И. К. Альтани // ГМЗЧ. а3. № 2886. КП 22431; Письма И. К. Альтани П. И. Чайковскому // ГМЗЧ. а4. № 67−70. КП 27998/126−129; Визитная карточка И. К. Альтани // ГМЗЧ. а4. № 71. КП 10860; Визитная карточка И. К. Альтани // ГМЗЧ. а15. № 176/1. КП 19759.

См. также: Антоновский А. П., Всероссийская художественно-промышленная выставка в Москве в 1882 г.


Редактор — А. С. Виноградова

Дата обновления: 17.11.2019