Амфитеатрова-Левицкая (урожденная Левицкая) Александра (Сара) Николаевна

2/14 января 1858 (по другим данным 1857), Украина, возможно Смела — 24 апреля 1947, Москва.

Оперная певица (меццо-сопрано), педагог, исполнительница партии Ольги в течение репетиционного периода (с ноября 1878 по март 1879) в опере «Евгений Онегин», автор воспоминаний о Чайковском.

Родилась в семье военного. Пению обучалась в Московской консерватории в 1874–1880 (класс А. Д. Александровой-Кочетовой). Не участвовала в премьере силами учеников консерватории оперы Чайковского «Евгений Онегин» 17/29 марта 1879 (партия Ольги), вопреки распространенной ошибке, закрепившейся с ее легкой руки. Вероятнее всего, она пела только на генеральной репетиции 16/28 марта.

В 1883 году в Харькове выступила в премьерном спектакле третьей редакции оперы Н. В. Лысенко «Рождественская ночь» (М. В. Ли́сенко, «Рiздвяна нiч», на украинском языке). В сезоне 1884–1885 пела в составе труппы Русской оперы в Киеве. Сведения относительно следующего сезона приведены в мемуарах ее мужа А. В. Амфитеатрова. Согласно им, сразу после женитьбы в сезоне 1885–1886 супруги выступали в Новгороде в антрепризе А. А. Левицкого (однофамильца певицы) [Амфитеатров 2004 1: 406–408]. Вскоре после этого она оставила сценическую карьеру.

О взаимоотношениях Левицкой с Чайковским известно, главным образом, из ее воспоминаний. Описывая экзамен по сольфеджио весной 1877 года, она утверждала, что получила поддержку от Чайковского [см. воспоминания Амфитеатровой-Левицкой «Чайковский-учитель» в издании: Воспоминания о П. И. Чайковском 1979: 78]; на самом деле участие преподавателя Чайковского спасло ее от переэкзаменовки оценкой 3 с минусом, — об этом певица не упомянула (см.: Экзаменный лист. Класс пения г-жи Александровой-Кочетовой. [1877] // РГАЛИ. Ф. 2099. Оп. 1. Ед. хр. 31. Л. 22). Последующие биографы трактовали участие Чайковского как похвалу ученице Левицкой.

Также она утверждала, что в 1878 году состоялось первое исполнение сцен из «Евгения Онегина» и называла точную дату — 16 декабря («Картины к 6 декабря были готовы, но в это время очень заболела Климентова, и спектакль был перенесен на 16 декабря, когда и прошел с успехом» [Чайковский и театр 1940: 151]). Однако, судя по переписке композитора с друзьями и коллегами (С. И. Танеевым, П. И. Юргенсоном, К. К. Альбрехтом), это была всего лишь очередная репетиция (с оркестром, но без костюмов и приглашения прессы), которая не могла претендовать на «первое публичное исполнение».

В ее воспоминаниях о Чайковском, при всей ценности, содержатся и другие существенные неточности. Так, из музыкального материала оперы «Евгений Онегин», главной точки пересечения мемуаристки и композитора, «начали разучивать первые две картины» — по ее утверждению, — «еще в начале сентября <…> 1877 года» [Воспоминания о П. И. Чайковском 1979: 79]. Однако Н. Д. Кашкин свидетельствовал гораздо точнее. Он писал о впечатлениях от присланной в конце ноября 1877 партитуры 1 акта оперы, восхитившей коллег: «Однако самое то обстоятельство, что Евгений Онегин нам так понравился, отчасти заставило нас усомниться в возможности исполнить такую оперу силами консерваторских учащихся, тем более, что какой-нибудь обычный шаблон, как на итальянских оперных сценах прежнего времени, был здесь неприменим, и учащимся нужно было в полном смысле слова создавать свои роли, да не каких-нибудь неопределенных лиц, а Татьяну Ларину, Евгения Онегина, Владимира Ленского и т. д. Сверх того, пока в Москву дошел первый акт оперы, пока с ним разобрались, наступил уже декабрь месяц и, следовательно, думать о постановке в этот год было невозможно, если бы даже не побоялись за нее взяться, тем более, что большей половины оперы еще не хватало» [Кашкин 1896: 115–116].

Была дружна с М. М. Ипполитовым-Ивановым и его женой В. М. Зарудной. Во время приезда в Тифлис к мужу, А. В. Амфитеатрову, встречалась у них с Чайковским, вероятнее всего в октябре 1890 года. Из ее воспоминаний:

«В Тифлисе я часто встречалась с Петром Ильичом Чайковским у наших общих друзей Ипполитовых-Ивановых, у которых Петр Ильич, и я с мужем, бывали почти каждый день.

При первой встрече меня сильно поразила резкая перемена в наружности Петра Ильича. После окончания Консерватории в течение 8 лет (на самом деле, Левицкая окончила консерваторию в 1880 году, и П. И. Чайковского не видела более 10-ти лет, скорее всего, 11, — Ред.) я ни разу не встречалась с ним. В моей памяти остался образ консерваторского Петра Ильича с мрачным взглядом, всегда недовольным, неприветливым выражением лица, едва отвечающим кивком головы на приветствие учащихся. Мне он казался тогда очень суровым и сердитым.

Теперь Петр Ильич казался совершенно другим человеком. За 8 лет (см. предыдущий комментарий, — Ред.) он стал совсем седым стариком; сурового мрачного выражения лица не осталось и следа. Петр Ильич часто бывал весел, смеялся, чего в Консерватории я никогда не видала. А когда он играл с маленькой Таней, дочерью Ипполитовых-Ивановых, то сам увлекался игрой не меньше Тани» (Воспоминания А. Н. Александровой-Левицкой // ГМЗЧ. Ф. 4. дм2. № 44. Л. 5 об.).

Амфитеатрова-Левицкая — первая исполнительница партии Ольги («Евгений Онегин») в Киеве, 11/23 октября 1884 года; тогда теплого приема опера не имела. Исполнителей в рецензиях отмечали в основном положительно (особенно В. М. Зарудную и И. В. Тартакова). Левицкая и ее партия не удостоилась похвал; корреспондент «Киевлянина» написал: «Г-жа Левицкая была, как мне показалось, не совсем в ударе; впрочем, партия Ольги из всех партий — самая бесцветная и при самом лучшем исполнении не может иметь эффекта» [Киевлянин 1884: 2]. Из ее воспоминаний, хранящихся в Клину: «Мне посчастливилось и в Киеве участвовать в 1-й постановке “Евгения Онегина” в сезоне 1884/85 гг. Там роли исполняли: Татьяны — В. М. Зарудная, Ольга — А. Н. Левицкая, Ларина — Львова. Няня — Решетникова. Онегин — И. В. Тартаков. Ленский — Е. К. Ряднов. Гремин — [А. А.] Левицкий. Трике — [Я. С.] Калишевский (Воспоминания А. Н. Александровой-Левицкой // ГМЗЧ. Ф. 4. дм2. № 44. Л. 4 об.).

«На первом представлении театр был переполнен, но опера проходила при полном молчании публики. <…> После конца оперы не было ни аплодисментов, ни вызовов. В последнем антракте ко мне за кулисы пришел преподаватель Киевского музыкального училища Александр Вас[ильевич] Химиченко, окончивший в одном году со мной Моск[овскую] Консерваторию по классу флейты и участвовавший в ученическом оркестре при первой нашей постановке “Евг[ения] Онегина”.

Я прежде всего его спросила: “Самая музыка оперы провалилась, или уж мы ее так скверно исполнили?”.

“Ни то, ни другое, — отвечал Химиченко. — Опера в музыкально-вокальном и сценическом отношениях прошла прекрасно. Но и здесь, как помните, в Москве на нашем ученическом спектакле, публике все показалось слишком новым и непонятным”» (Там же. Л. 5).

Амфитеатрова-Левицкая занималась педагогической деятельностью. С 1897 года преподавала в Одессе в Музыкальном училище отделения ИРМО. В 1901 году приехала в Москву. Вела музыкально-общественную работу. Принимала участие вместе с С. Г. Рубинштейн в организации «Народной консерватории».

После революции 1917 г. она «в первых рядах» вступила в Профессиональный союз московских актеров и продолжала преподавать. Служила  «в качестве педагога в ряде московских школ и студий и в Государственном Камерном театре» ([Подпись неразборчива]. Заявления и письма <…> // РГАЛИ. Ф. 2413. Оп. 1. Ед. хр. 990. Л. 9). 

В подтверждение последнему факту приложено удостоверение, «что Амфитеатрова-Левицкая состояла на службе в театре в качестве преподавательницы пения, дикции и постановки голоса, с 1923 [по] 15 сентября 1925 г.» (Там же. Л. 20).

Воспоминания о первой исполнительнице партии Ольги весьма поддержали Александру Николаевну в преклонные годы. Написанная к празднованию 100-летия композитора статья о первом спектакле «Евгения Онегина» (вышла в сборнике под редакцией А. И. Шавердяна в 1940 году) имела большой резонанс. В материалах, собранных в фонде заместителя председателя ВТО З. Г. Дальцева в РГАЛИ, с целью оказания материальной и медицинской помощи почти что девяностолетней Александре Николаевне, центральную роль играют те, что связаны с именем Чайковского.

В бумаге, озаглавленной «Краткие сведения о деятельности старейшего ветерана русской оперной сцены, артистки и преподавательницы пения Амфитеатровой-Левицкой А. Н.» особо выделен факт исполнения ею «в 1879 г. исполняла роли “Ольги” в опере П. И. Чайковского в первом спектакле этой оперы на сцене Московского Малого театра» (Там же. Л. 13, 9). В качестве напечатанных и принятых к печати здесь же числятся «Воспоминания о первом историческом спектакле “Евгений Онегин” П. И. Чайковского», «Воспоминания о Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского». Отмечено, что «4 мая 1940 г. [ею] читаны по радио воспоминания, посвященные П. И. Чайковскому» (Там же. Л. 13 об.).

Еще один интересный документ из этой подборки, связанный с композитором, — письмо от Всесоюзного комитета по ознаменованию столетия со дня рождения П. И. Чайковского, датированное 21 апреля 1940 года. Ответственный секретарь комитета М. Глебов сообщал Александре Николаевне: «<…> На заседании оргкомиссии Всесоюзного Комитета по ознаменованию столетия со дня рождения П. И. Чайковского 19 апреля с/г, на основании заявления т.т. Яголим Б. С. и Берлинраут Е. Я. решено ходатайствовать о предоставлении Вам персональной пенсии республиканского значения» (Там же. Л. 21). Академическую пенсию республиканского значения Амфитеатрова-Левицкая получила, эти деньги стали поддержкой для проживавшей в одиночестве певицы в последние семь лет жизни.


Источники

Литература: Н. Т. Музыкальные заметки. «Евгений Онегин». Опера П. И. Чайковского // Киевлянин. 1884. 18 октября. № 230. С. 2; Кашкин 1896; Амфитеатрова-Левицкая А. Н. Первый спектакль «Евгения Онегина» // Чайковский и театр. С. 140–166; Амфитеатрова-Левицкая А. Н. Воспоминания // Воспоминания о Московской консерватории. М.: Музыка, 1966. С. 66–112; Амфитеатрова-Левицкая А. Н. Чайковский-учитель // Воспоминания о Чайковском. С. 78–81; Амфитеатрова-Левицкая А. Н. Встречи с П. И. Чайковским в Тифлисе // Воспоминания о Чайковском. С. 284–287; Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750–1917. Т. 1. М.: Советский композитор, 1991. С. 23–24; Амфитеатров А. В. Жизнь человека, неудобного для себя и для многих. Т. 1–2 / Вступ. статья, сост., подгот. текста и коммент. А. И. Рейтблата. М.: НЛО, 2004.

Архивные материалы: Письма Амфитеатрова А. В. Амфитеатровой-Левицкой А. Н. (1884–1914) // РГАЛИ. Ф. 694 (Амфитеатрова-Левицкая А. Н.). Оп. 1. Ед. хр. 2; Экзаменный лист. Класс пения г-жи Александровой-Кочетовой // РГАЛИ. Ф. 2099 (ИРМО. Московская консерватория). Оп. 1. Ед. хр. 31; Экзаменные листы учащихся и поступающих в консерваторию. 1877–. Заявления и письма <…> // РГАЛИ. Ф. 2413 (Дальцев Зиновий Григорьевич). Оп. 1. Ед. хр. 990. Л. 9–24; Левицкая Александра Николаевна. Пение. Класс проф. А. Александровой. 12 января 1874 г. – 11 февраля 1882 г. // РГАЛИ. Ф. 2099 (ИРМО. Московская консерватория). Оп. 3. Ед. хр. 1015; Воспоминания А. Н. Александровой-Левицкой //  ГМЗЧ. Ф. 4. дм2. № 44. КП 18738.

См. также: Александрова-Кочетова Александра Дормидонтовна (Доримедонтовна); Амфитеатров Александр Валентинович, Любатович Татьяна Спиридоновна.

Редакторы — А. С. Виноградова, О. А. Бобрик

Дата обновления: 21.08.2021