Антоновский Александр Петрович

22 августа / 3 сентября 1863, Кишинёв — 13 марта 1939, там же.

Певец (бас), педагог, исполнитель сочинений Чайковского.

В 1882–1886 учился в Московской консерватории по классам пения Дж. Гальвани, сценического мастерства И. В. Самарина и И. А. Булдина. Антоновский был среди тех студентов московской консерватории, что музицировали на вечерах у А. П. Чехова, поселившегося в 1885 году в достаточно просторной квартире на улице Большая Якиманка в Москве. «Среди молодых музыкантов, бывавших у Чехова, выделялись певцы А. П. Антоновский и В. С. Тютюник» [Балабанович 1973: 59]. По отзывам современников, Антоновский обладал басом такой феноменальной силы, что от звуковой волны его голоса в комнате гасли керосиновые лампы. Критик И. В. Липаев отмечал: «Его карьера была сплошным успехом. Прекрасный голос, великолепная игра, уменье держаться на сцене — все это очень нравилось публике» [там же].

В 1886–1890 годах — солист московской труппы Императорской Русской оперы в Большом театре, позже в ряде частных антреприз, в том числе в 1890–1892 в Русском оперном товариществе под руководством И. П. Прянишникова, с котором Чайковский сотрудничал; в 1900–1902 — санкт-петербургской труппы Императорской Русской оперы в Мариинском театре, в 1902–1910 — солист антрепризы князя А. А. Церетели «Новая опера» (СПб). В репертуаре Антоновского было около 50 партий в русских и западноевропейских операх (в том числе Р. Вагнера). Антоновский — один из лучших исполнителей партии Гремина в опере Чайковского «Евгений Онегин». Выступал под управлением дирижеров Э. Ф. Направника, В. И. Сука, а также Чайковского, — на концерте (1893, Одесса) и в оперном товариществе И. П. Прянишникова (1892, Москва, «Фауст» Ш. Гуно, партия Мефистофеля). В камерный репертуар Антоновского входили романсы Чайковского «Подвиг», «Средь шумного бала», «Ни слова, о друг мой…», «Серенада Дон Жуана».

В 43 года Антоновский оставил оперную сцену, вернулся в Кишинёв и давал бесплатные уроки пения. С 1921 стал директором Кишинёвской консерватории, где также вел класс сольного пения.

Чайковский слушал Антоновского в опере («Водовоз» Л. Керубини, 1885, Москва, Малый театр, спектакль учеников Московской консерватории; «Тамара» Б. Фитингоф-Шеля по поэме М. Ю. Лермонтова «Демон», Москва, Большой театр, 1887) и в камерном репертуаре (романсы А. Г. Рубинштейна и др., 1886, концерт ИРМО силами учащихся Московской консерватории). 13/25 сентября 1889 Чайковский писал брату Модесту Ильичу о впечатлении от спектакля «Волшебная флейта» В. А. Моцарта в Большом театре — «прекрасно поставленной и исполненной» [ЧПСС XV-A № 3937: 182]. Партию Зарастро исполнял Антоновский. Через год композитор вновь вспомнил об этом спектакле. 18 августа 1890, в ответ на просьбу И. А. Всеволожского высказать мнение об Антоновском в связи с его увольнением из Большого театра (очевидно, необоснованном), он писал: «Этот певец, по-моему, один из лучших первых басов, какого мы когда-либо имели. Я слышал его в последний раз год назад [12/24 сентября 1889] и его прекрасный голос был во всей полноте своего превосходного развития. <…> Антоновский был бы хорошим приобретением для Петербурга». [ЧПСС XV-Б № 4198: 242–243].

После получения письма композитора Всеволожский направил телеграмму в Московскую контору ИТ с распоряжением уведомить Антоновского о возможности приехать «для дебюта в Петербург» 27 августа / 8 сентября 1890 (РГАЛИ. Ф. 659. Оп. 3. Ед. хр. 159. Л. 36). Однако после дебюта в Петербурге нового контракта с певцом не заключили.

Чайковский, очевидно, сделал еще одну попытку заступиться за Антоновского, что следует из единственного сохранившегося письма певца к композитору от 22 мая / 3 июня [1891?] из Кишинёва: «Я только вчера приехал домой, т.е. в Кишинев, куда было переслано Ваше письмо, не заставшее меня в Москве. Хотя я и огорчен вторичной неудачей моей в Петербурге, тем не менее очень и очень благодарен Вам за участие и расположение ко мне, и без того уже чувствуя себя во многом обязанным Вам. Между прочим, для меня становится уже загадочным неудовольствие Дирекции против меня, я уже придумать не могу никакого повода к этому. Относительно зимнего сезона пока еще не распорядился собой, но думаю, что мы еще во всяком случае увидимся до весны. От души преданный Вам. А. Антоновский» (ГМЗЧ. а4. № 75. КП 27998/32). Письма Чайковского к Антоновскому не обнаружены.

Известна фотография Чайковского (Киев, фотография Ф. де Мезера), подаренная певцу с надписью: «Александру Петровичу Антоновскому на память о представлении Онегина 20 дек[абря] 1890. П. Чайковский» (ГМЗЧ. а3. № 365. КП 4327), что свидетельствует об их встрече. Установить, в связи с каким спектаклем композитор подарил свою фотографию певцу, не удалось. 20 декабря 1890 / 1 января 1891 Чайковский находился в Киеве на первых спектаклях «Пиковой дамы». В эти дни он мог встречаться с Антоновским, так как 14/26 декабря присутствовал на спектакле оперы «Миньон» А. Тома, в котором певец участвовал.


Источники

Литература: Старк Э. (Зигфрид) Петербургская опера и ее мастера: 1890–1910. Л.-М.: Искусство, 1940. С. 124–127; Левик С. Ю. Записки оперного певца. 2-е изд. М.: Искусство, 1962. С. 16; Боголюбов Н. Н. Шестьдесят лет в оперном театре. Воспоминания режиссера. М.: ВТО, 1967. С. 36; Балабанович Е. З. Чехов и Чайковский. М.: Московский рабочий, 1973. С. 59–60; Чайковский Г. С. Знаменитые певцы Молдавии. Кишинёв: Картя молдовеняскэ, 1975. С. 13–19; Арабаджиу Р. Незавершенная мелодия: страницы творчества А. П. Антоновского. Кишинев: Литература артистикэ, 1983; Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750–1917. Т. 1. М.: Советский композитор, 1991. С. 29–30.

Архивные материалы: Антоновский Александр Петрович. Личное дело 1882–1890 // РГАЛИ. Ф. 659 (Московская контора Императорских театров). Оп. 3. Ед. хр. 159; Скиталец С. Воспоминания // РГАЛИ. Ф. 484. Оп. 1. Ед. хр. 9. Л. 15; ГМЗЧ. а4. № 75. КП 27998/32; ГМЗЧ. а3. № 365. КП 4327.

См. также: Большой театр в Москве, Мариинский театр.


Редактор — А. С. Виноградова

Дата обновления: 17.11.2019