Аве́-Лаллема́н Теодор (Avé-Lallemant, Johann Theodor Friedrich)

21 января / 2 февраля 1806, Магдебург — 28 октября / 9 ноября 1890, Гамбург.

Немецкий музыкант, педагог, дирижер; один из основателей и руководителей общества «Филармонические концерты» в Гамбурге. П. И. Чайковский посвятил ему свою Пятую симфонию.

Согласно биографической заметке его правнука Е. Аве-Лаллемана, присланной в ГМЗЧ в 1965 году (ГМЗЧ. дм5. № 67. КП 28998/10), уроженец Магдебурга, Теодор Аве-Лаллеман был сыном учителя музыки. С 9 лет начал учиться игре на валторне и получать теоретические знания. Занятия музыкой продолжились позже в Грейфсвальде и Любеке. В 1828 году он в качестве преподавателя музыки переехал в Гамбург, с которым и была связана его дальнейшая жизнь. Уже скоро Аве-Лаллеман занял заметное положение в музыкальной жизни города, основав там общество «Филармонические концерты». С 1838 года и до конца жизни он входил в комитет общества, являясь одним из самых деятельных его членов. Ведущую роль Аве-Лаллеман сыграл и в проведении третьих северо-немецких музыкальных празднеств в июле 1841 года. Близкие отношения связывали его со многими значительными музыкантами.

Аве-Лаллеман энтузиастически поддерживал Роберта Шумана и Иоганнеса Брамса, которые позже стали крестными отцами его двух сыновей (соответственно Роберта и Иоганнеса). После выступлений Клары Вик в Гамбурге в 1835 году он стал ее восторженным поклонником, поддерживая с четой Шуманов дружеские отношения и состоя с ними в переписке. Аве-Лаллеман всю жизнь боготворил Роберта Шумана как композитора и человека. Так, в 1879 при встрече с немецким органистом, педагогом, известным исследователем жизни и творчества Шумана Г. Янсеном, он — «старик с искрящимися глазами рассказывал о своих встречах с Шуманом (портрет композитора с его надписью висел над софой)», который по его словам «был до мозга костей благородным человеком» [Цит. по: Роберт Шуман 1982: 405]. Янсен вспоминал также, что Аве-Лаллеман дал ему на прощание напечатанные в 1878 году на правах рукописи «Воспоминания старого музыканта. К 50-летию основания “Филармонических концертов”». Весной 1842 года под его управлением в Гамбурге прозвучала Первая симфония Шумана. По оценке автора, исполнение «было очень хорошим» [Цит. по: Роберт Шуман 1982: 405]. В 1860 году Г. фон Бюлов посвятил Аве-Лаллеману свое сочинение «Chant polonais» («Польская песнь») оp. 12.

Благодаря дружеским контактам со многими выдающимися музыкантами своего времени, Аве-Лаллеман собрал в течение жизни значительную коллекцию автографов, включая и музыкальные рукописи. В 2011 году в архив Брамса собрания Staats- und Universitätsbibliothek в Гамбурге наследниками Аве-Лаллемана были переданы письма ему ряда композиторов, среди которых есть корреспонденция П. И. Чайковского.

Чайковский познакомился с немецким музыкантом во время своих первых гастролей в Гамбурге. Аве-Лаллеман присутствовал на двух репетициях и авторском концерте Чайковского 8/20 января 1888 года, после чего посетил его 9/21 января: «Визит старика Awe Lalemand <так!>», записал композитор [Дневники: 191]. Ответный визит Чайковский сделал на следующий день, после обеда у Д. Ратера. Он с необычайной теплотой отозвался о «добрейшем старце», оказавшим ему «особенное внимание и отечески-ласковый прием» и нашедшим у него «задатки настоящего хорошего немецкого композитора» [ЧПСС II: 359]. В дневнике Чайковский также записал: «Старик тронул меня приглашением nach Deutschland zu übersiedeln [нем. — переселиться в Германию]» [Дневники: 191].

Об Аве-Лаллемане Чайковский написал в своем «Автобиографическом описании путешествия за границу в 1888 году», называя это знакомство столь же интересным, сколь и приятным: «Он простер свою необычайную любезность до того, что захотел иметь мои фотографии, снятые у лучшего гамбургского фотографа, сам побывал у меня, чтобы просить о том, сам распорядился о часе для позированья, а также о размере и сорте фотографических снимков. Посетивши добрейшего старца, до страсти любящего музыку и, как видит читатель, совершенно чуждого старческого отвращения ко всему, что было написано в новейшее время, я имел с ним весьма продолжительную и интересную беседу» [ЧПСС II: 359]. Серия фотографий Чайковского, сделанных по инициативе Аве-Лаллемана, была выполнена фотографом Е. Бибером в период между 8/20 и 10/22 января 1888 года. Чайковский получил их, по-видимому, несколько позже, а возможно лишь в свой следующий приезд в Гамбург в марте 1889, так как сохранившиеся дарственные надписи на известных отпечатках этих фотографий относятся уже к 1889 году.

Очевидно, именно факт общения с Аве-Лаллеманом в момент, непосредственно предшествующий началу сочинения Пятой симфонии, беседы, которые, без всякого сомнения, были связаны с именем Шумана (как известно, одного из музыкальных кумиров Чайковского), сыграли какую-то роль в процессе формирования замысла его нового сочинения и послужили основанием того, что, сочинив через несколько месяцев симфонию, Чайковский посвятил ее Аве-Лаллеману. Хотя для многих посвящение Чайковского казалось фактом необъяснимым, причастность стареющего гамбургского музыканта к миру Шумана, очевидно, имела для Чайковского в тот момент большое значение. Недаром в письме к М. И. Чайковскому от 12/24—15/27 января 1888 года он писал: «Напомни мне по возвращении рассказать про знакомство с старичком Ave-Lalemant [так!], глубоко тронувшим меня» [ЧПСС XIV № 3472: 337].

На начальном этапе работы над Пятой симфонией Чайковский предполагал посвятить сочинение Э. Григу, выразив это желание в письме норвежскому композитору от 24 апреля / 6 мая 1888 [ЧПСС XIV № 3552: 414]. Однако по неизвестным причинам он переменил свое решение. Ещё до завершения автографа партитуры симфонии Чайковский через Ратера, спрашивал Аве-Лаллемана, не согласится ли он принять посвящение сочинения. 23 июля / 4 августа 1888 Ратер передал композитору благодарное согласие Аве-Лаллемана [Kohlhase, Feddersen 2001: 69], а в письме от 7/19 августа предложил, в какой форме следует разместить это посвящение на титульном листе издания [Ibidem: 71]. Из письма Ратера к Чайковскому от 22 сентября / 4 октября известно о кратковременном намерении композитора посвятить Пятую симфонию Лондонскому филармоническому обществу [Ibidem: 72–73], ввиду его гастрольных выступлений в Лондоне в апреле 1889 [см. также: Sundkvist 2013]. Очевидно, колебаниями Чайковского относительно адресата посвящения Пятой симфонии был вызван вопрос П. И. Юргенсона из письма к композитору от 5-6/17–18 октября 1888: «Кому же симфония посвящается? Может, имя гамбургца увековечить на немецких только экземплярах? Отвечай!» [ЧЮ 2: 163]. В результате композитор все же принял решение в пользу Аве-Лаллемана и посвящение ему Пятой симфонии было размещено на титульных листах первого издания сочинения, выпущенного Юргенсоном: «À Monsieur THEODORE / AVE-LALLEMENT. / à Hambourg».

В одном из двух сохранившихся писем к Чайковскому от 3/15 марта 1889 года в день концерта с исполнением под управлением автора Пятой симфонии Аве-Лаллеман выражает свое восхищение им как человеком и музыкантом и сожалеет о невозможности присутствовать на гамбургской премьере посвященной ему симфонии из-за разыгравшейся простуды [ЧЗМ: 42–43]. По просьбе Аве-Лаллемана Чайковский должен был на концерте через концертного агента или обратившись к ложе, где сидели члены семьи немецкого музыканта, передать свой фотопортрет (выполненный в 1888 году Бибером) для супруги Аве-Лаллемана Вильгельмины (1809–1893). Но, очевидно, фотография была передана лишь на следующий день после концерта, так как на дарственной надписи стоит дата 6/16 марта 1889 года (ГМЗЧ. а4. № 521. КП 27998/589).

Сведений о дальнейшем общении композитора с Аве-Лаллеманом не обнаружено. Чайковский еще трижды бывал в Гамбурге (в конце мая 1891, январе 1892 и сентябре 1893), но Аве-Лаллемана к тому времени уже не было в живых. Сообщение о его смерти он получил от Ратера в письме от 30 октября / 11 ноября 1890 года, к которому была прикреплена газетная заметка с некрологом: «Г-н T. Ave-Lalleman после непродолжительной болезни тихо скончался вчера в полдень на 85-м году жизни за 19 дней до своей намечавшейся золотой свадьбы. Родившийся в Любеке г-н Аве-Лаллеман жил здесь в Гамбурге, с 62-х лет где он принимал живое участие в музыкальной жизни нашего родного города и как старейший член комитета Филармонических концертов был известной личностью в самых широких здешних кругах. Гамбург, 11 ноября 1890 г.». Под датой Чайковский добавил карандашом дату русского календаря «30 окт.». В письме Ратер добавил к этому: «Из опубликованного выше Вы видите, что добрый г-н Аве-Лаллеман умер, во всяком случае самым почётным событием его жизни было Ваше посвящение ему V симфонии» (ГМЗЧ. а4. № 3777. КП 27998/3387, перевод с нем. Д. Р. Петрова).


Источники

Литература: Дневники; ЧПСС II, XIV; ЧЗМ; ЧЮ 2; Theodor Avé-Lallemant: Rückerinnerungen eines alten Musikanten als Manuskript gedruckt. Hamburg, 1878; Шуман Р. Письма: В 2-х т. Т. 2 (1840–1856) / Сост., научн. ред., вступ. ст. Д. В. Житомирского. М.: Музыка, 1982. С. 405; Kohlhase Th., Feddersen P. Der Briefwechsel des Hamburger Verlegers Daniel Rahter mit P. I. Čajkovskij 1887–1891 // Tschaikowsky-Gesellschaft Mitteilungen. Heft 8 (2001). S. 69; Feddersen P. Tschaikowsky in Hamburg. Eine Dokumentation // Čajkovskij-Studien. Bd. 8. Mainz, 2006. S. 256–257; Sundkvist L. Čajkovskijs „Londoner Sinfonien“ — Der Briefwechsel des Komponisten mit Francesco Berger sowie weitere Dokumente aus den ehemaligen Beständen der Philharmonischen Gesellschaft in London // Tschaikowsky-Gesellschaft. Mitteilungen 20 (2013). S. 70–75.

Архивные материалы: Avé-Lallemant Е. Johann Friedrich Theodor Avé-Lallemant [1965] (ГМЗЧ. дм5. № 67. КП 28998/10); фото П. И. Чайковского с дарственной надписью Вильгельмине Аве-Лаллеман (ГМЗЧ. а4. № 521. КП 27998/589); ГМЗЧ. а4. № 3777. КП 27998/3387.


Редактор — М. Г. Раку

Дата обновления: 30.12.2020