Савицкий Николай Петрович


(наст. отчество Пантелеймонович) (1833–1877) — режиссер Русской оперной труппы Московской конторы Императорских театров. Осуществил премьеры оперы «Воевода» (1869) и весенней сказки А. Н. Островского «Снегурочка» с музыкой П. И. Чайковского (1873), а также первую московскую постановку «Опричника» (1875).
Имя режиссера упоминается в письмах и музыкально-критических статьях Чайковского.


1. Произведения Чайковского в постановках Савицкого

1.1. «Воевода»

1.2. «Снегурочка»

1.3. «Опричник»

2. Чайковский-критик о деятельности Савицкого

В личном деле Савицкого отмечено, что он состоял на службе с 1 мая 1849 года (РГАЛИ, ф. 659, Московская контора Императорских театров). Первые спектакли Савицкого в Большом театре в качестве режиссера Русской оперной труппы Московской конторы Императорских театров относятся к 1856 году («Цампа, Морской разбойник, или Мраморная невеста» Л.-Ж.-Ф. Герольда и «Марта, или Ричмондский рынок» Ф. фон Флотова).

Впоследствии при его участии Русской оперной труппой были поставлены и возобновлены спектакли: «Громобой» А. Н. Верстовского, «Жизнь за Царя» М. И. Глинки, «Карл Смелый» («Вильгельм Телль») Дж. Россини, (все — в 1857); «Лукреция Борджиа» Г. Доницетти, «Чурова долина, или Сон наяву» А. Н. Верстовского и «Травиата» Дж. Верди (1858); «Трубадур» и «Риголетто» Дж. Верди, «Русалка» А. С. Даргомыжского, «Норма» В. Беллини (1859); «Севильский цирюльник» Дж. Россини, «Роберт-Дьявол» Дж. Мейербера, «Гонзаго, или Маскарад» Д.-Ф.-Э. Обера (1860); «Волшебный стрелок» К. М. Вебера, «Наташа, или Волжские разбойники» К. П. Вильбоа (1861); «Александр Страделла» Ф. фон Флотова, «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти, «Запорожец за Дунаем» С. С. Гулак-Артемовского, «Фра-Дьяволо (Гостиница в Террачине)» Д.-Ф.-Э. Обера (1864); «Жидовка» Ж.-Ф. Галеви, «Юдифь» А. Н. Серова, «Фенелла» («Палермские бандиты») Д.-Ф.-Э. Обера (1865); «Гугеноты» Дж. Мейербера, «Мазепа» Б. А. Фитингофа-Шеля, «Эсмеральда» А. С. Даргомыжского, «Индра» Ф. фон Флотова, «Фауст» Ш. Гуно, «Леста, Днепровская русалка» Ф. Кауэра и С. И. Давыдова (1866); «Торжество Вакха» (опера-балет) А. С. Даргомыжского, «Болтуны» Ж. Оффенбаха (в бенефис Савицкого), «Грузинки, или Женский бунт» того же автора, «Дети степей, или Украинские цыгане» А. Г. Рубинштейна, «Невеста-лунатик» (Сомнамбула) В. Беллини, «Гроза» В. Н. Кашперова, «Мельник — колдун обманщик и сват» М. М. Соколовского в редакции Е. И. Фомина, «Богатыри» А. П. Бородина, «Карпатская роза» З. Саломана (1867); «Руслан и Людмила» М. И. Глинки, «Рогнеда» А. Н. Серова (1868); «Воевода» П. И. Чайковского, «Галька» С. Монюшко (1869); «Водовоз» Л. Керубини (1870), «Опричник» П. И. Чайковского (1875). Постановки многих упомянутых опер («Цампа», «Норма», «Громобой», «Русалка», «Фенелла», «Лукреция Борджиа», «Трубадур», «Травиата», «Жизнь за царя») на протяжении 1856–1872 были возобновлены им несколько раз. В эти годы Савицкий осуществлял все (за редкими исключениями) постановки Русской оперной труппы Московской конторы Императорских театров.

С Итальянской оперной труппой при участии итальянских и русских артистов Савицким были поставлены: «Сивард-Саксонец, или Франки в Саксонии» («Макбет») Дж. Верди (1861), «Фенелла, или Немая из Портичи» Д.-Ф.-Э. Обера (1863), «Любовный напиток» и «Дочь полка» Г. Доницетти (вторая из опер — с Дезире Арто в главной партии), «Свадьба Фигаро» В. А. Моцарта (1868), «Луиза Миллер» (1874), «Миньон» А. Тома (1874), «Криспино и Кума» Л. и Ф. Риччи (1874), «Дон Карлос» Дж. Верди и «Эсмеральда» Ф. Кампаны (1876), «Тангейзер» («Состязание певцов в Вартбурге») Р. Вагнера (1877).

Совместно с режиссером Итальянской оперной труппы Э. Кароцци Савицкий осуществил постановки «Бал-маскарад» («Амелия») Верди (1862), «Карл Смелый» (1864) и «Сорока-воровка» Россини (1872), «Дон Паскуале» Доницетти (1872), «Ломбардцы в крестовом походе» (1873). Премьеры «Бала-маскарада» и «Карла Смелого» были совместными бенефисами двух режиссеров, «Сороки-воровки» — бенефисом Савицкого. [Сведения о постановках Савицкого в Большом театре приведены по изданию: Федоров 2001: 291–348].

В 1872–1877 многими его спектаклями («Травиата», «Сорока-воровка», «Дон Паскуале», «Ломбардцы в крестовом походе», «Луиза Миллер», «Дон Карлос», «Тангейзер» и др.) дирижировал Э. М. Бевиньяни. (Впоследствии в репертуаре итальянского дирижера появились и оперы Чайковского, «Опричник» и «Евгений Онегин».

Декоратор К. Ф. Вальц вспоминал о нем так: «Со времен Верстовского почти до реформы Всеволожского как русскими, так и итальянскими операми руководил один единственный режиссер Н. П. Савицкий. В своей персоне он совмещал и постановщика и администратора. Конечно, в то время постановки были куда проще, чем теперь, когда повелось не только каждую новую оперу, но и возобновление поручать специальному режиссеру. Хотя Савицкий и не имел помощников в том смысле, как это принято понимать теперь, но все же иногда пользовался подручными. Такой подручный итальянский режиссер постоянно командировался в его распоряжение на спектакли итальянской оперы, кроме него было еще два помощника по письменной части, но последние, разумеется, и не допускались к постановкам, так как они никак не могли исполнять эту работу» [Вальц 1928: 57–58]. Сотрудничал с композиторами, чьи оперы готовил к постановке; вел переписку с А. С. Даргомыжским, А. П. Бородиным, В. Н. Кашперовым, А. Г. Рубинштейном.

1. Произведения Чайковского в постановках Савицкого

1.1. «Воевода»

К сезону 1867–1868 готовилась премьера оперы коллеги Чайковского и удачливого соперника в обладании нравящимся Петру Ильичу оперным сюжетом: «Гроза» В. Н. Кашперова на авторское либретто А. Н. Островского. Кашперов в то время занимал гораздо более устойчивое положение в театральном мире Москвы: служил профессором класса пения в Московской консерватории и считался специалистом в области вокального искусства; был близким другом влиятельного драматурга А. Н. Островского, уважавшего его композиторский талант. Наконец, был близко знаком с режиссером Савицким, что позволяло ему контролировать процесс подготовки спектакля и даже вносить в него коррективы. В режиссерском плане из фонда Савицкого в РГАЛИ (ф. 362), составленном для «Грозы» Кашперова, работа выполнена добротно, с учетом специфики музыкальных номеров, в некоторых местах действия даже расписаны по тактам.

В литературе, посвященной постановке первой оперы Чайковского, преобладает пренебрежительное отношение к качеству режиссуры на московской музыкальной сцене того периода, даже само имя Савицкого упоминается крайне редко.

Однако он был необходимым связующим звеном между композиторами и театром и при хороших отношениях мог положительно влиять на сценическую судьбу их опер. Так, Савицкий поддерживал Даргомыжского; был практически его союзником и ревностно относился к постановке его опер. Композитор имел все основания считать, что московские спектакли удаются лучше петербургских: таковыми были московская премьера «Русалки» (1859) и ее возобновление (1865) под руководством Савицкого. Последний был активным инициатором возобновления; Даргомыжский писал ему в 1864: «Уезжая на зиму за границу, я поручаю оперы мои в Москве попечению вашему, уверенный, что вы, по любви к искусству и по многолетней опытности вашей сделаете со своей стороны все возможное к приличной постановке их на московской сцене» [Пекелис 1973: 343].

Однако с Чайковским нужного для успеха взаимодействия видимо не возникало. Композитор чувствовал, что качество исполнения далеко от идеала. В середине января 1869 он писал брату А. И. Чайковскому: «Опера идет покамест плохо, но все относятся к ней с большим старанием» [ЧПСС V № 129: 153]. Хотя и надеялся на «порядочные результаты» [Там же]. Молодому композитору не хватало поддержки среди постановщиков и исполнителей спектакля. Возможно, если бы «Воеводу» ставил коллега Чайковского по Московской консерватории И. Я. Сетов, результат был бы лучше. Но Сетова в сезоне 1868–1869 перевели в Петербург (в результате интриг режиссера Савицкого). Свидетель конфликта, артист К. Н. Де-Лазари, вспоминал, что Савицкий «всю злость свою направил на Сетова, хотел тайно вооружить против его все и всех» (Де-Лазари: Л. 366). В дальнейшем Сетов возглавил оперный класс Петербургской консерватории, учрежденный, как потом выяснилось, только на один учебный год (1869–1870). Чайковский встретился с ним как с постановщиком «Опричника» в 1874 в Киеве.

Сам Чайковский был еще совершенно неопытен в общении с исполнителями на репетициях. Савицкий, видимо, содействия ему не оказывал, и лишь Н. Г. Рубинштейн, «пользовавшийся правом присутствия на репетициях, посещал их, надеясь через Чайковского своими замечаниями и советами оказать помощь постановке» [Баренбойм 1982: 114]. Постановка «Воеводы» не вызвала специального внимания прессы и была признана «небрежной» [Всемирный труд 1869 № 2: 184].

1.2. «Снегурочка»

Вальц вспоминал: «Постановку “Снегурочки” в Большом театре нельзя было назвать удачной. Она вышла довольно бедна и проста и совершенно не была оценена публикой» [Вальц 1928: 141]. Однако в большинстве статей о спектакле называлась сумма, затраченная на постановку — 12.000 рублей (а в некоторых даже 14.000), что означало серьезные финансовые вложения дирекции («новые костюмы, машины и декорации» [Вечерняя газета 1873: 3]). Неуспех «Снегурочки» имел много причин; здесь остановимся только на слабостях постановки: затянутости действия и неумения подать выигрышные сценические моменты.

В подробном разборе спектакля и музыки Г. А. Лароша в «Голосе» отмечены «несценично поставленный обряд масленицы», затянутый эпизод, когда «Сидит царь Берендей и что-то рисует… Долго, долго рисует. Хор калек [так] поет. Два скомороха лежат…» [Ларош 1873: 1] и другие сцены, которые проваливались именно из-за беспомощности постановщика, а не литературного первоисточника или музыки.

1.3. «Опричник»

В период подготовки петербургской постановки «Опричника» Петр Ильич был очень низкого мнения о возможностях московской труппы, особенно после холодного приема «Снегурочки». От московского «Опричника» он ничего хорошего не ждал; из письма издателю В. В. Бесселю (обладателю прав на «Опричника»): «Режиссер [Н. П. Савицкий], которого я на днях видел, сообщил мне, что переписка оперы им заказана. Но, по правде говоря, на здешнюю дирекцию полагаться очень нельзя <…>. Опера здесь до того упала, что ничего порядочно исполнить не могут, и “Опричник” будет искажен самым непозволительным образом» [28 ноября / 10 декабря 1873. ЧПСС V № 326: 334].

Имя Савицкого упоминается и в письме композитора Бесселю от 13/25 сентября 1874: «Весною в бенефис Гербера назначен “Опричник”; режиссер Савицкий просит доставить ему клавираусцуг и либретто» [ЧПСС V №360: 364]; в приписке к письму еще раз повторена просьба «прислать поскорее» клавир режиссеру.

Интересен ответ в письме Чайковского к тому же Бесселю, финансово заинтересованному в успехе постановки, на просьбу о содействии в продвижении молодого капельмейстера Э. Мертена: «В театре я не имею никакого значения и ты напрасно думаешь, что мое покровительство Мертену чего-нибудь стоит. <…> Впрочем, я непременно поговорю о нем с Савицким, от которого все зависит». Далее композитор повторяет: «Постановка “Опричника” <…> зависит от Савицкого и Гербера» [ЧПСС V № 366: 369–370]. С влиятельным режиссером Петр Ильич поговорил, и, возможно, благодаря его заступничеству Мертен дирижировал московской премьерой «Опричника».

Премьера состоялась 4/16 мая 1875 (бенефис певца С. В. Демидова, исполнителя партии Князя Жемчужного). Петр Ильич был гораздо милосердней к своей опере и исполнителям, чем пресса. Из письма композитора брату Анатолию от 12/24 мая 1875: «Присутствовал на многих репетициях “Опричника” и с стоическим мужеством переносил систематическое обезображение этой злосчастной оперы, и без того уже безобразной. Однако ж представление “Опричника”, состоявшееся в прошлое воскресенье, не соответствовало моим ожиданиям в том смысле, что я ожидал гораздо худшего» [ЧПСС V № 400: 403].

Московские критики же буквально обрушились, но не на автора музыки, а на постановку и исполнителей (исключая талантливую Е. П. Кадмину в роли Морозовой). Больше всего досталось музыкантам, — дирижеру, оркестру и певцам; о работе режиссера говорилось с оттенком унылой констатации печального положения. Характерный отзыв дал Н. Д. Кашкин: «Постановка оперы полна нелепостей со стороны сцены; начать говорить о них не хочется, потому что слишком долго было бы перечислять их, но все-таки я не могу не высказать сомнения относительно уместности тех метел, взятых вероятно на время у театральных дворников, которые были привязаны к спинам опричников» [Кашкин 1875: 1].

2. Чайковский-критик о деятельности Савицкого

В материалах Петра Ильича о постановках Русской оперной труппы в Большом театре и порядках (или беспорядках), установленных московскими театральными чиновниками, преобладал тон сожаления и критики. Он свидетельствовал: «<…> В моих рецензиях я изливал свое негодование, видя то позорное унижение, в которое поставлена в Москве, в так называемом сердце России, русская опера; <…>. Ту же театральную администрацию я энергически порицал за плохую, не подобающую столичной оперной сцене оперную обстановку, недостаточность оркестра и хриплую безголосость хора» [Объяснение с читателем. Русское музыкальное общество. Итальянская опера // Русские ведомости. 1873. 19/31 декабря. № 273. ЧПСС II: 159].

Однако композитор-рецензент пользовался каждым подходящим поводом, чтобы поддержать усилия постановщиков по исправлению положения с общим уровнем спектаклей, исполнителей и репертуара. Так, в статье «Возобновленная “Рогнеда”, опера Серова. — Новая постановка “Жизни за Царя”» в «Русских ведомостях» 5/7 сентября 1872 он отмечал: «<…> В постановке и группировке масс видны старания режиссерского ведомства по возможности приблизиться к реальному воспроизведению условий местности и времени» [Там же: 50].

В статье от 2/14 февраля 1873 в той же газете Чайковский уделил внимание бенефису режиссера и его выбору программы для этого события: «<…> Далеко не лишен был интереса бенефис режиссера г. Савицкого, в котором участвовали и русские артисты, исполнявшие первое действие из “Жизни за Царя”, и итальянцы с “Вильгельмом Теллем”, и даже г. Рубинштейн» [Там же: 116]. И далее: «Нельзя не отнестись с благодарностью к режиссеру г. Савицкому за то, что на его бенефисе нам пришлось хоть один раз в сезоне прослушать хорошую оперу, хорошо исполненную. Режиссерские обязанности, при тех порядках, какие завелись на нашей лирической сцене, чрезвычайно трудны, и мы не имеем никакого основания сетовать на г. Савицкого за плохую постановку наших опер. Если на нашей сцене чуть не каждую неделю ставятся новые или возобновляются старые оперы, если нет текущего, твердо установившегося репертуара, — то возможно ли требовать от режиссера, чтоб представления шли гладко, ровно, одушевленно? И то удивительно, что г. Савицкий добивается от измученного хора сносной группировки и своевременного входа и выхода. Нимало не удивительно также, что г. Савицкий для своего бенефиса особенно постарался, и даже усилил хоровые массы, столь необходимые для “Телля”, в котором хор занимает едва ли не первенствующее место; г. Савицкий вероятно хотел доказать этим, что если б высшие силы театральной администрации обладали большей энергиею, питали бы больше любви к делу, — то и оперы могли бы идти если не безукоризненно хорошо, — то, по крайней мере, сносно» [Там же: 118].

Литература: ЧПСС II, V; [Б. п.] Москва: <…> Воевода, соч. Чайковского <…> // Всемирный труд. 1869 № 2. С. 184; [Ларош Г. А.] Московские заметки. «Снегурочка», весенняя сказка в 4-х действиях, с прологом // Голос. 1873. 26 мая. № 144. С. 1–2; Б. п. Из Москвы // Вечерняя газета. 1873. 23 мая № 134. С. 3; Кашкин Н. Д. «Опричник» на московской сцене // Русские ведомости. 1875. 11 мая. № 99. С. 1; Вальц К. Ф. 65 лет в театре. Л.: Academia, 1928. С. 57–58; Пекелис М. С. Даргомыжский и его окружение. Т. 1. 1813–1845. М.: Музыка, 1966. С. 7; Пекелис М. С. Даргомыжский и его окружение. Т. 2. 1845–1857. М.: Музыка, 1973. С. 342–364; Баренбойм Л. А. Николай Григорьевич Рубинштейн. История жизни и деятельности. М.: Музыка, 1982. С. 114; Федоров В. В. Репертуар Большого театра СССР. 1776–1955. Т. 2. 1856–1955. New York: Norman Ross Publishing, 2001. С. 292–348; Булычева А. В. Я над голой музыкой хохотал как угорелый. Оперетта Бородина «Богатыри» в письмах Виктора Крылова Николаю Савицкому // Современные проблемы музыкознания. 2020. № 3. С. 66–110.

Архивные источники: ГИМ. Ф. 83 (Н. П. Савицкий); ГЦТМ им. А. А. Бахрушина. Ф. 239 (Н. П. Савицкий); Личное дело Савицкого Николая — режиссера оперной труппы // РГАЛИ. Ф. 659 (Московская контора Императорских театров). Оп. 3. Ед. хр. 3170; Савицкий Н. Режиссерский план постановки оперы В. Н. Кашперова «Гроза». Либретто А. Н. Островского // РГАЛИ. Ф. 362 (Н. П. Савицкий). Оп. 1. Ед. хр. 364; Кашперов В. Н. Письма к Савицкому Николаю Петровичу // РНММ. Ф. 81 (Н. П. Савицкий). № 66–68. КП 1200/35587–35589; Де-Лазари Константин Николаевич. Воспоминания его // ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом). Ф. 144. Оп. 1. Ед. хр. 1. Тетрадь 3.

См. также: Арто Дезире.

Редактор — О. А. Бобрик

Дата обновления: 29.06.2022